October 23rd, 2007

Голос

После рабочего дня у многих голова ведет себя очень и очень странно. Валя Чижиков не был исключением. Задурманенный цифрами, клиентами и прочим злом профессионального менеджера средней руки, он решил сегодня немного пройтись пешком после работы, чтобы свежий воздух привел в порядок затуманенные мозги.

Чижиков, не спеша, шел по улице и грустно размышлял о том, что и в тридцать лет он – все еще Валя, в лучшем случае - Валентин. Отчество как-то упорно не хотело приживаться рядом с его именем.

В задумчивости, он подошел к перекрестку и остановился в ожидании зеленого сигнала.

- Вперед, - прозвучала команда в голове, и Чижиков шагнул на проезжую часть.

Collapse )

Картина

Старый дом умел хранить тишину. Ни одного звука не доносилось в комнату с высокими потолками и большими светлыми окнами…

Шанежкин стоял в центре комнаты, у мольберта со свеженатянутым холстом. Он пытался увидеть внутренним взором нечто, достойное стать шедевром живописи, но, к великому своему огорчению, не видел ровным счетом ничего. Он перевел взгляд на стену напротив. В ней была старинная дверь «черного» хода, не отпиравшаяся на его памяти никогда. Когда-то эта комната служила кухней, теперь кухня находилась за перегородкой. В детстве Шанежкину казалось, что за дверью «черного» хода прячется сказка. Маленьким, он часто прикладывал к ней ухо, пытаясь услышать что-нибудь особенное, то, что не слышно больше никому. Но так ничего не услышал – дверь тоже умела хранить тишину…

Collapse )